ПОЧВА НАШЕЙ ЖИЗНИ И ЖИЗНЬ НАШЕЙ ПОЧВЫ | «Буйский химический завод»

21 Сентября, 2021







 

ПОЧВА НАШЕЙ ЖИЗНИ И ЖИЗНЬ НАШЕЙ ПОЧВЫ

 

Анатолий Ладухин,

директор по развитию

ОАО «Буйский химический завод».

 

    - Анатолий Георгиевич, многие эксперты, считают тему здоровья почвы, более чем актуальной, а роль химии в ней - определяющей. А каково ваше мнение?

    - Тема здоровья почв не просто актуальна: она главенствующая, она - фундамент всего сельского хозяйства, да и всей нашей жизни. Заголовок из прошлого номера журнала «Почва нашей жизни» очень метко отразил предмет нашего обсуждения. Между тем, почвами нашей жизни мы можем управлять, лишь зная жизнь самой почвы, глубоко соблюдая законы, по которым она создана Природой, живет и развивается. Так что, опираясь на химию солей, надо быть особенно внимательным и осторожным, это палка о двух концах. В качестве краткого ответа журналу скажу, что химией, в сегодняшних методах её применения, мы приносим почве больше вреда, чем ожидаемой пользы, при условии, что тема нашего диалога - плодородие.

      Если подходить с позиции получения урожая любой ценой, поставить рекорд здесь и сейчас, то делаем все правильно – даем почве химический допинг в виде минеральных солей, не задумываясь о последствиях. Все, как в спорте: для воспитания спортсмена требуется правильно организовать его тренировки, питание, режим труда и отдыха, создать множество условий для здорового образа жизни и со временем получить результат, это сложно и долго (годы упорных тренировок). А можно относительно сильному и тренированному организму дать допинг – результаты взлетят! Заманчиво? Можно собирать урожай призов и медалей! Только в спорте допингу объявлена война, а в работе с почвами допинг почему-то принято считать нормой, особенно у нас в России. Почему в России химический допинг при работе с почвой так популярен? Ответ лежит на поверхности: потому, что почвы у нас много и природное её здоровье позволяет эксплуатировать кормилицу в допинговом режиме вот уже полвека, с начала массовой химизации.

     Термин «здоровье почвы» введен в научный лексикон совсем недавно, но он, как никакой другой, на основе определенных показателей, характеризует этот важный и сложный компонент биосферы. Почву стало возможным квалифицировать уровнем её здоровья, и это очень правильно с точки зрения природопользования и объективной оценки. В действительности происходит совершенно противоположное – допинг и насилие.

     - Вы определили, что химию, в сегодняшнем её виде, мы активно применяем вот уже более 50 лет. Не 5, а всё-таки 50 лет! И продолжаем химию использовать по сей день. Мне думается, Вы обостряете ситуацию: урожаи-то растут!

     - Буду счастлив и рад, что такое обострение удастся осуществить со страниц вашего журнала. Ситуация же обострена до предела самой практикой. Что такое полвека на фоне тысяч и миллионов лет естественного природного почвообразования, в которое человечество вторглось химией минеральных солей по жесткой необходимости – найти себе пропитание? Это менее одной секунды на суточной шкале времени. Попробуйте посчитать соотношение отрезка времени в 50 лет к истории почвообразования – малая толика, составляющая менее одной миллионной секунды.

     Посмотрите, что натворили за это мгновение суточного периода: концентрация солей местами доведена до уровня, который делает почвы непригодными для земледелия, огромные площади пахотных земель закислены, в том числе в нашем хлебном ЦЧР. От былого гумуса – основного показателя плодородия почв - осталась половина, а местами и того менее, как говорится, «рожки да ножки». Все больше дают знать о себе патогенные микроорганизмы, уносящие огромные доли урожая (почвы тоже болеют). Это все следствие антиприродных технологий, среди них и химия удобрений, повторяю, в том виде, в котором мы ее применяем.

     Глубоко анализировать процессы, упомянутые только что, - не формат журнала «Химия и бизнес». К информации о почвах, их динамике имеется открытый доступ, и все причинно-следственные связи деградационного процесса глубоко изучены почвоведами. Нет необходимости обострять ситуацию в нашем диалоге – она такая, какая есть, а острота темы или полное равнодушие к ней зависят от уровня восприятия и позиции тех, кто работает с почвой. Есть и такие суждения – открытые и прямые: «на наш век хватит», и не поспоришь с ними. Нам, сегодня живущим, действительно, на наш век хватит, даже что-то может остаться.

     Приведу известный факт: в конце XIX века в Париже, на Всемирной выставке достижений науки и техники, демонстрировался образец чернозёма, взятый на территории Воронежской области с 13-ти процентным содержанием гумуса и 2-х метровой высоты. Заметим, заводов по производству удобрений не было, а плодородие было. Сегодня производим удобрения, а плодородие падает. В той же Воронежской области чернозёмы с содержанием гумуса от 3,5 до 5 % стали нормой. Знать не то говорим, значит, делаем что-то не так! Напомню одну цитату В.В. Докучаева: «Чернозём может и должен быть назван царём почв». Мы что, и этого царя решили свергнуть? Замечу, что выставка демонстрировала передовые научные и технические достижения, а фурор на ней произвел почвенный образец, созданный без участия человека.

    Вот чему надо учиться у Природы!

    - Ответьте кратко: что же делать?

    - Следовать законам Природы! Более кратко не могу.

    - Тогда подробнее…

    - Что такое почва? Продукт органоминерального круговорота веществ и энергии. Главные действующие лица этого круговорота известны: углерод, органическое вещество, микробы, косное вещество. Природный круговорот прост и понятен из школьного природоведения: фотосинтез, гумификация, минерализация, фотосинтез. И так с момента зарождения жизни на планете Земля, без единого сбоя в этом круговороте. Этим маршрутом, с участием воды, атмосферы и солнечной энергии, накоплены и плодородные черноземы, и менее плодородные серозёмы, краснозёмы, и другие «зёмы». Даже говорить об этом несколько неудобно, настолько всё известно. Скажу одно: без органики и участия микробов нет почвообразования. Без аммиака и минеральных солей плодородие можно создать, без микробов – нет. Мы же на «круглом столе» в вашем журнале как-то обошли создателей почвы, а увлеклись допингом, обозначив его как основу нашей жизни. Ничего страшного: жизнь поправит нас, но, признаться, будет упущено время. Жертвуя временем, жертвуем всем, что нас в природе окружает.

     - Вы что же, в конечном итоге, против химии?

     - Нет, я за химию обеими руками, но применяемую, как уже было сказано, по законам Природы. Удобрение, его гранулы должны быть микромоделью глобального круговорота веществ. В грануле свою незаменимую роль должна играть углеродная матрица. Она берет на себя весь химический набор макро- и микроэлементов – это может быть до 20-и наименований, а не только NРК. При попадании во влажную почву органика пролонгировано выдает в почвенные растворы весь этот уникальный минеральный коктейль.

       Сегодня много говорится об устойчивости климата. Органоминеральное питание сельскохозяйственных культур на площадях в миллионы гектаров могло бы внести свой вклад в стабилизацию климата на планете. Функция пролонгированности в удобрениях нужна для равномерного и дозированного поступления элементов питания в корнеобитаемую среду в составе почвенных растворов во избежание повышения их концентрации. Включая в состав удобрений органику, мы содействуем круговороту углерода, развиваем плодородие почв и оздоравливаем биосферу в целом (подчеркнуто А.Г. Ладухиным, прим ред.) Такой путь работы с почвой становится единственно возможным в походе за сбережение окружающей среды.

     - Чтобы большой бизнес пошел в производство органоминеральных удобрений ( ОМУ), нужен большой масштаб производства и большая перспектива их применения. Как говорится: большому кораблю – большое плавание. Основа развития бизнеса всё-таки окупаемость вложенных средств. Будет ли производство ОМУ окупаемым, будет ли приносить прибыль?

      - Российское сельское хозяйство находится в том периоде, когда переход на органоминеральное питание в растениеводстве становится жесткой необходимостью. В глобальном масштабе удобрения с природоподобными функциями уже давно востребованы как способные к восстановлению загубленных почв. Освоить диапазон и объём работ по восстановлению почвенного плодородия под силу только очень сильной компании. Самым большим стратегом и бизнесменом должно стать государство, при этом не обязательно вкладывать большие государственные деньги. Оно, может статься, глубоко осознает проблему, подаст сигнал, проявит политическую волю и мудрость, сформирует поведенческий код в выборе пути развития. Необходимо увидеть целостную картину предполагаемого проекта и задействовать необходимые ресурсы. На мой взгляд, сигнал подан: В.В. Путин неоднократно называл сельское хозяйство «локомотивом экономики». Какой еще сигнал большей мощности надо подать на выбор вектора и начало движения? Сам Президент страны вышел на станцию отправления и открыл зелёный свет! Далее все будет зависеть от поездной бригады и инфраструктуры, обеспечивающей устойчивое движение локомотива.

      - Сигнал-то подан, но все ли его услышали?

      - Ваш вопрос волнует и меня. В особенности в той его части, что российский агролокомотив тянет очень много вагонов чужой экономики. Некоторые вагоны на 100 % набиты импортом, так что разгонять паровоз надо с умом. Пока мы содействуем откровенно враждебной нам экономике, экономике и политике, конкурирующей с российской, а свои вагоны пускаем под откос. Часть очень нужных вагонов уже отцеплена от состава российской экономики. Восстановление движения обойдется очень дорого.

      Президент страны судит по цифрам внутреннего потребления сельхозпродукции и её экспортной части. Для него этих цифр достаточно в выборе направления и оценки скорости хода, однако в высоких показателях эффективности сельского труда существует и обратная сторона медали - опасность поспешного признания результатов только по итоговым цифрам. Суть опасности в том, что мы заходим в лоно Природы, чтобы найти себе пропитание, методом добычи, методом изъятия. Так же, как это делал первобытный человек, – дубиной. Только мощь дубины непомерно возросла, и под её ударами находим не рухнувшую тушу зверя, а трещины в основах мироздания. Кто и когда начнет их заделывать? Кто и когда освоит природоподобные технологии? Это и будет отказом от химического допинга. Это будет торжеством не только науки, но и торжеством природосберегающей практики, торжеством природоподобных технологий. Кстати, текущий 2021 год объявлен в России «Годом науки и технологий». Может быть, через призму событий и мероприятий такого уникального года удастся нам посмотреть себе под ноги, оценить масштаб богатства, которым Россия владеет и не транжирить его?

      Будет большим просчётом, если кто-то из близкого окружения Главы государства решит, что всё отлажено, что для уверенной и устойчивой динамики остаётся только уголёк подкинуть в топку набравшего скорость локомотива. Скоростные показатели локомотива и показатели его мощности - это абсолютно разные понятия, как в нашем случае. Многие узлы и детали лидирующей отрасли комплектуются из-за рубежа. Локомотив где-то на подъеме может забуксовать, а подъемы предстоят крутые. Пока мы оцениваем его только по набранной скорости. Однако локомотив не тот, который быстро бежит, а тот, который много везёт. Можно быстро ехать на мотоцикле или крутя педали, но при этом не стать локомотивом.

      Президенту докладывают о высоких урожаях, но кто-нибудь нашел смелость признать, что результаты получены, в большинстве своем, методом насилия над почвой, методом подрыва её природных возможностей. Ситуацию на «круглом столе» можно охарактеризовать известной пословицей: « До Бога высоко, до царя далеко». Но есть те, кто от Президента в одно-два рукопожатия, глубоко осведомлены о положении дел. Да и самостоятельность в вертикали власти должна быть не на последнем месте.

      Понятно, что кормить человека надо, эта задача на острие политики, а почва, вроде бы, какое-то время подождёт. Может быть, поэтому Государственная доктрина продовольственной безопасности есть, а доктрины почвенного плодородия нет. Притом, что одно без другого, на продолжительном отрезке времени, существовать не может. Как рывок – «да». Как стратегия развития экономики и демографии – «нет». Сельские поселения для демографии всегда были «точкой роста», сегодня это огромное «поле потерь».

     - С чего же, по Вашему мнению, необходимо начать поход за плодородием?

     - Начать нужно с понимания и воспитания того, что откладывать вопросы плодородия дальше нельзя. На первый план государству требуется поставить демонстрационные опыты с органоминеральными удобрениями во всех почвенно-климатических зонах России. Их результаты будут самым весомым аргументом для дальнейшего развития плодородия почв, т.е. убедят практикой. При уже существующей в стране научной инфраструктуре и действующей государственной географической сети опытов сделать это очень просто. Для постановки эксперимента потребуется один-два года, но информация будет получена богатейшая. Методическое руководство научным опытом мог бы осуществить ВНИИА им. Д.Н. Прянишникова. Кстати, ученые этого института глубоко осведомлены об ОМУ. Там сегодня работает молодая деятельная команда высококлассных специалистов. Заместитель директора по науке – доктор сельскохозяйственных наук Алексей Николаевич Налиухин - лично проводил многолетние опыты с ОМУ и знает их не понаслышке.

      - Анатолий Георгиевич, допустим, что понимание необходимости перехода от солевых форм удобрений к органоминеральным пришло. Какие территории, какие почвенно-климатические зоны наиболее готовы к подобному переходу и есть ли спрос на на них ?

      - К использованию ОМУ готовы все агрорегионы, без исключения, и притом, на всей планете, а не только в России. А что касается спроса, то его потенциал огромен, надо сдвинуть с мертвой точки и стимулировать предложением. Земледельцы, в большинстве случаев, еще не знают: а что же спрашивать? Потребность есть, она уже настойчиво проявляется,   а в скором времени будет иметь взрывной характер.

       - И на чем строится эта Ваша уверенность?

       - На знании ситуации с почвами во многих странах и на знании того, что вопросы плодородия и получения продовольствия вступили в конфликт. Все хотят получить продовольствие, а это, как правило, допинг и потеря плодородия. Есть пример и другого характера: ОАО «Буйский химический завод» поставил тысячи тонн органоминеральных удобрений в Италию. Поставки были сделаны в девяностых годах прошлого века. Работая с Италией всего одно десятилетие, мы получили хороший урок по организации органоминерального питания сельхозкультур.

       В настоящее время сельское хозяйство Апеннинского полуострова, все его растениеводство построено на органоминеральном питании, и даже Китай какую-то часть ОМУ закупает в Италии. Посмотрите на карту: где Китай и где Италия? Одна логистика чего стоит! Китайцев сложно заподозрить сегодня в необдуманности решений при работе с почвами – слишком много наломали они дров в недалёком прошлом. Сегодня решили исправлять. Вся Юго-Восточная Азия готова к переходу на почвосберегающее земледелие, только предложи. В климате Юго-Восточной части континента много солнца, есть в достатке вода, большое количество едоков, недостает почв, нет способа поддержания плодородия. Россия могла бы предложить свои услуги по развитию почвенного плодородия соседям на Востоке и сама при этом заработать.

      Узнать и проверить мое утверждение проще простого: изготовить и предложить какое-то количество тонн удобрений для изучения спроса. Мы уже проверили небольшим объемом поставок: потребовалось всего 200 тонн ОМУ «для затравки», и скоро весь Китай узнал о них и уже применяет. А что он такой маленький для быстрого прохождения информации? От нас они берут только передовые методы в технологии, и только для пробы. Так было в прошлом, так происходит и сейчас. Сегодня производство ОМУ в Китае отлично налажено, оно несложно по своему техническому обеспечению: у китайцев можно только поучиться делать что-то из ничего. Правда. у них нет нужного количества органики, и в России Китай готов закупать ОМУ миллионами тонн.

      Кстати сказать, первые тонны удобрений на пробу они приобрели на Буйском химическом заводе в 1994 году. Узнали всё об их эффективности, испытали в деле и наладили производство у себя. Учиться надо у соседей! В России же мы 30 лет на рынке, а органоминеральные удобрения даже в государственную статистическую отчетность не включены, их как бы и нет! Индикатором качества и востребованности ОМУ стал рынок любительского огородничества. Миллионы садоводов и огородников оценили наши удобрения за положительное влияние на почву, за качество овощей, плодов и ягод, за более яркие декоративные растения…

      - Вы сказали о создании производства на миллионы тонн экспорта органоминеральных удобрений, в том числе, для Китая. Где же их возводить в России и как везти их в тот же Китай из вашего, например, Буя ?

      - В расчете на экспорт в Китай, строить нужно, но только не в Буе – у нас не позволяет финансово затратная логистика продукта. Для Китая, а в первую очередь для себя, нужно производить органоминеральные удобрения «под боком» у потребителя. К примеру, в Дальневосточном регионе для миллионов тонн экспорта удобрений есть миллиарды тонн запасов органики в виде торфа, сапропеля, леонардита и бурого угля. Только природных запасов горнодобывающей компании «Амуруголь» хватит на несколько тысяч лет. Их можно характеризовать как неограниченные. По Амурской области проходит известный трубопровод «Сила Сибири». Выскажу личное мнение, что «Сила Сибири» может уступить свое первенство «Силе Дальневосточного Гектара» и «Силе Органоминеральных удобрений» для экономики региона при условии продуманных действий. За 15 лет работы на Дальнем Востоке мы доказали эффективность органоминеральных удобрений при выращивании сои, в полтора-два раза увеличив её урожайность. Однако, экономический эффект от удобрений сводится к нулю из-за транспортных затрат на Дальний Восток и сроков поставки. Гружёные вагоны могут неделями стоять без движения на станции отправления, даже в пик сезона. Какая тут экономика?

      География российских аграрных территорий и распределения природных запасов органики по стране очень удачно совпали. Производить всё надо в местах потребления. Для примера: уже упомянутый Дальний Восток, Алтайский край, Западная Сибирь, аграрный юг европейской части России и ее северные регионы с запасами торфа. Природа в высшей степени оказала нам своё содействие, разместив потенциальное потребление и запасы сырья по соседству. Наша задача – грамотно воспользоваться ситуацией. С учетом ежегодного пополнения органики природным круговоротом, нам её хватит навсегда, позволяя использовать в самых больших количествах, наращивая плодородный слой почвы, развивая скорость и мощь аграрного локомотива.

     Газовый и нефтяной локомотивы строились с претензией на ведущие роли в экономике, но, как показывает жизнь, оказались пригодными только для маневровой работы, что тоже неплохо. Для выхода на магистральный путь нужен локомотив иной конструкции, и таким тяговым механизмом может стать аграрное производство России в единении с глубокой переработкой сырья, выращенного на плодородных почвах. Следует отметить, что для развития его скоростных и тяговых характеристик потребуется проложить рельсы в нужном направлении, построить мосты и тоннели. А то сегодня высоких урожаев аграрии стали бояться больше, чем неурожаев. Хорошо уложенные рельсы приведут наше продовольствие, при необходимости, в любую точку мира и сдерживающий производство «синдром болезни высокого урожая» у аграриев исчезнет навсегда.

      - Исходя из Вашей позиции по развитию почвенного плодородия, начинаешь задумываться над тем, почему же «дремлют» конкуренты при очевидных и доступных способах решения? Получается, что есть возможность занять огромную экологическую и экономическую нишу.

      - Это Вам представляется, что наши глобальные конкуренты задремали. Они ушли далеко вперед по вопросам органического земледелия и сбережения почвенного плодородия. Только их природные ресурсы не позволяют развернуться более масштабно, а мы, как обычно, «долго запрягаем». Нас ещё не «припёрло» - извините за такое определение. Припрёт – рванём, невзирая на затраты и потери. Не пали бы кони….

       Конкуренты наши боятся не пушек, зная, что мы никогда не выстрелим первыми. Они боятся нашего хлеба и нашей воды, которыми потенциально можем завоевать мир в качестве «мягкой» силы. Сила продовольствия «мягкая», пока сыты, для голодных её мягкость меняется, и конкуренты это хорошо понимают. Но одно из воздействий, которым сильна Россия, мы ещё не научились творить, а другое - просто беречь. Всё просто: работать и беречь, беречь и работать, хлеб и вода, вода и хлеб.

      - Сегодня миром правят финансы. Насколько экономически выгодно заниматься почвосберегающими технологиями и удобрениями, которые позволяют эти технологии выдержать?

      - Вы опять задаёте вопрос об окупаемости, выгоде и прибыли.

      Не умаляя роль денег, я бы не поставил их на место правителей мира. Миром правят Законы, которым и посвящен наш сегодняшний диалог. Деньги должны быть только инструментом действия и оценщиком сделанного. Известные формулы: «товар-деньги-товар» и «деньги-товар-деньги», в классическом их понимании, только отражают правильность и грамотность наших действий.

      А на вопрос о выгодности почвосбережения отвечу своим вопросом. Выгодно ли сегодня лечить больных короновирусом и создавать вакцины по предупреждению болезни? Сам вопрос звучит просто кощунственно. Да, лечение и все мероприятия, связанные с пандемией, затратны. Но выгодны ли они? Так вопрос не стоит. Вопрос о сохранении почв, воды, биосферы в целом, с позиции экономической выгоды, так же кощунственен, как и предыдущий, если он будет возникать. Однако в погоне за прибылью он не просто возникает: он главенствует в выборе технологий. Мир, которым правят только деньги, очень хрупкий и напряженный мир. Если мы на сегодняшнем этапе не организуем сельскохозяйственное производство по правилам природопользования, то завтра никаких денег не хватит, в особенности печатаемых, в том числе за океаном. Приведу слова Ф.Д. Рузвельта, цитируемые   множеством источников информации: « Государство, не заботящееся о плодородии своих почв, не имеет будущего». Сказаны, представьте, без малого сто лет назад! Наши главные конкуренты чтут, помнят слова своего кумира и, самое главное, действуют согласно этому правилу.

      От себя добавлю: почвосберегающие технологии для России могут стать «золотым дном», для тех, кто их масштабно освоит, но «Эльдорадо» покорится только людям глубоко владеющим проблемой и обладающим стратегическим мышлением.

      - Но, Анатолий Георгиевич, органоминеральные удобрения без сопутствующих им технологий и их знаний людьми вряд ли найдут широкое применение. Нашим читателям, производителям удобрений для выращивание хлеба, здесь есть на что опереться?

      - Мы только слегка коснулись такой важной и обширной темы как плодородие. Почвы сберегаются не только удобрениями. Удобрения, в том числе и органоминеральные, являются только частью системы земледелия в целом, и не исключаю того, что не самой большой её долей. Поддерживать и развивать здоровье почв мы обязаны уже давно известными приемами – сидерацией, правильным севооборотом, сберегающей почвообработкой и т.д. и т.п. Давайте оставим это направление в «Жизни нашей почвы» тем, кто ближе к нему находится - почвоведам.

       Организуя жизнь почвы по природным правилам, необходимо, прежде всего, воспитать специалистов, глубоко знающих проблему и преданных своему делу, специалистов с активной жизненной позицией. На память приходят слова Исаака Ньютона: «Если я видел дальше других, то только потому, что стоял на плечах гигантов». У нас в российской истории есть немало «Исааков» естественных наук, на плечи которых мы просто обязаны подняться и взглянуть далеко за горизонты назревающих проблем, будучи сами достаточного роста. Наши современные почвоведы явно выше среднего, вот и представьте их на плечах гигантов. Каким будет круг обзора? Круг обзора будет по всему земному шару.

       - Говорят, что Вы номинированы на премию Правительства России в области науки и техники, вас это не подвигает на более широкое участие в работе по повышению плодородия почв?

       - Такой сложный и масштабный процесс как организация современных производств органоминеральных удобрений и их применения на наших полях может проходить и без участия моей скромной персоны. Сейчас для меня важно, чтобы этот наш диалог не остался без внимания почвоведов, биологов и организаторов сельскохозяйственного производств, чтобы люди, наконец, занялись стоящим делом и процесс пошел по всей стране. Мое место на моем заводе, а он как работал, так и продолжит работать. Я же, в меру своих возможностей, буду исполнять возложенные на меня обязанности, содействовать и его развитию, и процессу вхождения органоминеральных удобрений на российские поля. Полагаю, что премия, если такое случится, будет иметь некий «подогревающий» эффект. Может быть, поможет открыть чьи-то двери, к которым раньше и близко не подойдешь. Главное - не сама награда, а то, насколько активно начнёт работать система, признавшая научность и обоснованность производственных приёмов Буйского химического завода.

        У меня есть знакомые огородники, которым за содержание и развитие почвенного плодородия можно дать Нобелевскую премию. Но если бы их методы распространить на планету, а у них всего по 6 соток! Так и наша деятельность: она требует масштабирования. Но решение этой задачи, прямо скажем, не моего уровня.

        И в заключении: нашу Природу, нашу окружающую среду ещё с большей активностью убивает химия пестицидов, по которой высочайшая зависимость от импорта. Мы, как сладкую конфету, заглотили ядовитую наживку компании «Монсанто» и ей подобных. В материнском молоке находят следы глифосата. Это ли не повод задуматься о правильности технологических приёмов в агропроизводстве?

        Ставить вопрос о полном отказе от ядохимии сегодня было бы неуместно, но работу по развитию биозащиты растений и снижению пестицидной нагрузки на среду необходимо поставить в число научных приоритетов.

        Набираться ума опять идем к матушке Природе – она активно предлагает нам свои репелленты, аллелопаты, свои «технологические методы» создания биологического разнообразия и их устойчивого сожительства, в том числе и с человеком.

Автор: Анатолий Ладухин, Директор по развитию ОАО «Буйский химический завод»
Статьи
5 Мая, 2022
Селитра. Какая бывает и зачем нужна.
Статьи
11 Января, 2022
Петунии: посадка, уход, подкормки.
Статьи
2 Сентября, 2021
Научный подход для богатых урожаев